«Чертик» и лунка





Сергей Черняев
Не знаю, есть ли на свете справедливость, но несправедливость-то точно есть. Это я не про выборы или, там, социально-экономическое расслоение в обществе - упаси Бог, а про нашу последнюю рыбалку на Усте. Вот едешь обычно ловить рыбу и ждешь, что приложишь какие-то силы, более-менее спланируешь все, насколько возможно, да еще сообразишь на месте, что к чему - и результат приходит, и все довольны. Или уж, на крайний случай, результат не приходит, и все недовольны. Зато как-то все поровну и настроение одинаковое. А тут...

Все распределилось не так с самого начала. Серега к зимней рыбалке готовился чуть не с сентября - закупил новый ящик, прикормку, мормышки. Все продумал и тщательно подобрал одно к другому. Даже термос чтобы под крышку убирался. Не говоря уже про всякие отделения под удочки, ножи для бура, рыбу и так далее. Он уже и в деревню успел съездить, и на лед выйти (правда, по слегам), и забурился не один раз. А я - все на ходу. Выбрался на одни только выходные.
Перед отъездом пробежался по магазинам подкупить мормышек - забыл уже за осень, что там у меня в деревне осталось. Купил сначала все стандартное, на что обычно ловим: по паре средних "кобр", "личинок", "капель". Потом на экзотику потянуло: еще пару мелких медных "бананов", "мотылей", да еще микроскопических "латунных" "шариков" - не больше 3 миллиметров в диаметре. Не знаю, почему понравились - наверное, блестели ярко. Клюнул, одним словом.
Ну и "чертиков" - напоследок. Два обычных: "капля" с тремя крючками, и два длинненьких и изящных, как Цискаридзе, с желтой бусинкой. Вот и вся моя подготовка была. На рыбалку больше желания привез, чем подготовки.
Приехали, протопили разок печку, поели - и на рыбалку. Первый, пробный выход сделали под мост у деревни. Была информация из местных источников, что неделю назад здесь неплохо ловили окуня. Серега, правда, неделю назад здесь уже был и никого не видел. Ну, мало ли что бывает - может, разошлись.
Переходим по мосту, смотрим на реку - она вся в промоинах. Температура - минус один. Как там лед держит - неизвестно. Серега успокаивает: говорит, неделю назад хуже было. Сверху кажется, что подо льдом стаи рыбы плавают туда­сюда, есть хотят. Места знакомые - каждое лето тут ловим. Вон там под водой - куча бревен и коряг. Справа от нее протока, в которой сорожки летом - просто битком. Еще дальше у берега держится подлещик с густерой. И почти везде на спиннинг берет окунь.
Зимой в реке, конечно, все не так. А как зимой в реке - загадка. Вот говорят, окунь держится над полегшими водорослями и на границе с чистым песком - в двух-трех метрах от берега. Может быть. Но нам он регулярно попадался только на двух точках - в кустах под обрывом и выше по реке на выходе из одной затянувшейся старицы, на "окуневом" месте. В остальных местах - поштучно.
Выходим на лед. Никаких лунок недельной давности не видно. Но зимой здесь ловят часто. У самого моста место интересное. Под мостом с левой стороны до середины реки перешеек с небольшим заливом. Вода стекает только справа, мощным потоком. Но перед мостом струя держится еще и левого берега, и только у самых коряг поток сужается к стоку. На струе глубина где-то метра три - три с половиной, а на "столе" между корягами и мостом – метр-полтора. Пробуем облавливать "стол" от заливчика до струи.
Погода - самая комфортная. Дует слабый чуть влажноватый теплый ветер. Лед бурится легко, тем более Серега насобирал ножей для бура на все случаи жизни и поставил самые подходящие. Бурим для начала по трилунки: Серега у коряг, я - ближе к заливчику. Удочка у меня еще не готова. С прошлого года у нас их осталось штук пять, часть Серега перевязал под себя. Смотрю на них, выбираю - и что-то ничего не нравится.
Решаю перевязать одну удочку заново. Беру две стандартные мормышки, обе черные, покрупнее - "личинку", помельче - наподобие жучка, и вяжу "паровозик". Смотрю на него - чувствую, не угадал. Но времени мало, а половить хочется - и иду по своим лункам. Ладно, вечером сообразим, что к чему, впереди еще завтрашний день.
Пробую ловить и так и эдак, играю, ставлю на "стоячку", бурю новые лунки, проверяю старые - все бесполезно. Надо льдом все как надо: погода мягкая, лунки не обмерзают, рукам не холодно, мотыль бодр и весел. А подо льдом - что-то не очень. Но настроение ловить не пропадает, несмотря на отсутствие клева. Странно! Ведь весь прошлый год проездили сюда почти что впустую, сейчас вот снова пусто, а ощущение такое - будто все идет как надо.
Подхожу к Сереге. Он свои лунки уже изучил досконально. Обсуждаем, куда двигаться дальше. Хочется и за мост, под быки старого моста, и, наоборот, вверх по течению. Здесь это традиционная зимняя рыболовная тропа: рыбаки просят остановить автобус у моста, спускаются к реке, а дальше идут вверх вдоль левого берега, облавливая прибрежные кусты и заливчики.
Решаем поступить "как люди". Я беру бур и делаю несколько лунок вверх по течению - под кустами. Ловить в двух-трех метрах от берега, как советовали, не получается: течение сильное, и мормышки поднимает от дна.
Когда я возился с очередной лункой, лед вдруг сильно тряхнуло. Я вскочил со складного стульчика и обернулся. Серега стоял одним коленом на краю небольшой полыньи и вытаскивал другую ногу из воды. Ничего не соображая, рванулся было его спасать, но, сделав шаг, остановился: лед под ним был полупрозрачный, выступившая вода подмыла снег, и только теперь стало видно, насколько лед здесь был тонок. Вдвоем мы бы его легко проломили. Серега в помощи не нуждался - он сам отполз в сторону от опасного места и встал на ноги.
- Зачерпнул? - спросил я.
- Ага.
- Покуда?
- Вот по сюда.
- Может, домой?
- Да пока вроде ничего - полови еще.
- Все равно не клюет.
- Ну и что.
"Ну и что..." А действительно - ну и что!
- Пойдем за мост, под быками попробую.
Однако, пока мы собирались и перебазировались, начало темнеть. Мы успели только еще по разу провалиться, правда, неглубоко, не выше колена. Да еще посмотрели на следы выдры, путешествовавшей недавно между промоинами.
Дома протопили печку, поужинали. Сели готовить снасти к завтрашней рыбалке. На повестке дня (или вечера?) два вопроса: "Куда пойти завтра?" и "Почему опять не клюет?" Выше деревни, примерно в километре, есть то самое, "окуневое" место. За этим местом - заросший тальником берег с цепочкой небольших бухточек, где попадается сорожка. Решаем идти туда. Вот только как? Вся река в промоинах, а снег на берегах глубокий, с настом, идти тяжело. Надеемся на ночной мороз, который укрепит реку, чтобы хотя бы местами можно было сократить по ней путь.
А вот на вопрос "Почему опять не клюет?" ответа не находим. Ловим и так и сяк, и как учат в журналах и телепередачах, и отталкиваясь от собственного опыта и наблюдений за местными рыбаками, и экспериментируем - и сколько, несмотря на это, длится уже череда малорыбных зимних рыбалок! И это тем более странно, потому что с рыбой мы уже бывали не раз. Вроде бы что-то понятно стало и про погоду, и про уровень воды, и про "заклеванные" места на Усте, и про игру мормышки... Непонятно только, почему очередной раз приходишь на реку - и не клюет!
Вяжу два "паровоза" на завтра. Сегодняшний не понравился. Один "паровоз" все-таки пусть будет совсем тяжелый, под течение, а второй - легкий. "Тяжелый" вяжется быстро - выбор тут у меня небольшой. С легким - хуже. Перебираю мормышки. Обычный вариант "черный низ, красный верх", чувствую, не заработает. Нужен интеллектуальный прорыв. Смотрю на мормышки - прорыва нет. Глаза разбегаются - вроде все опробованное, проверенное, а на леску не просится. Стоп, я же накупил новых мормышек!
Но поначалу не нравятся и новые мормышки. Ладно... На что я там "клюнул"? На тощего "чертика"? На блестящую латунную бусину? Вяжу их, и... чудо! Удочка оживает. Кивок вибрирует, "чертик" прыгает от пола и описывает над ним петлю наподобие какого-то придонного насекомого. А когда он лежит "на дне", на леске мельтешит почти невидимая глазу бусинка, разбрасывая во все стороны блики от лампочки.
Так вот зачем эта мелочь нужна! - доходит до меня. Она свет разбрасывает, дрожит, привлекает внимание. Не потому что похожа на что-то, а потому что ее не видно! А виден только бегающий блик.
Хвастаюсь своим "паровозом" Сереге.
- Неплохо - говорит он, - только в воде ведь все будет по-другому...
Все верно. В воде будет по-другому, бусина так...


...трястись не будет. Да и вообще...
Утро. Просвечивает сквозь легкую завесу облаков низкое декабрьское солнце. Ночью оттепель сменилась морозом под минус 10°. Река встала почти полностью. Промоины остались только на самой струе, а вот по закраинам, вокруг кочек и кустов - крепкий, прозрачный темный лед. Спускаясь к реке, видим, что внизу у моста на нашем вчерашнем месте сидит рыбак - первый, которого здесь видит Серега за свой рыболовный отпуск в декабре.
Идти легко. Шершавый молочно­белый лед присыпан тонким снежком. Река напоминает асфальтовую дорогу, и я жалею, что не взял с собой детей: по такой "дороге" можно пройти много километров и много чего интересного увидеть.
Мы быстро оказываемся на месте, у окуневого заливчика. Тут тоже есть на что посмотреть - в ста метрах вверх по течению в реку вморожена браконьерская сежа.
Серега бурит первым, в нижней части залива, ближе к струе. Пока он вертит бур, из леска далеко за сежей вылетает пара тетеревов и, перелетев реку, садится на березах на нашей стороне.
- Ну, хоть на тетеревов поглядим...
Серега смотрит на тетеревов и бурит, как мне кажется, веселее. Наконец он расположился, и теперь берусь за бур я. Вода стоит низко - обычно мы ловим у кустов, которые сейчас свисают в метре-полутора от воды. Первая лунка - посередине бухточки, поближе к кустам. Вторая - немного за выходом из нее, тоже почти посередине, и третья - чуть дальше, ближе к течению.
Удочки - в Серегином ящике. Я ненадолго сгоняю его с насиженного места и вынимаю две собранные вчера удочки. С чего начнем? В заливе течения нет - значит, с "чертика" и бусинки.
Вымеряю глубину: подо льдом что-то около метра, дно иловатое, с водорослями. Рассаживаю по крючкам мотылей. Лунка "молчит". Я, правда, не особо и усердствую - хочется больше ходить пробовать, если сразу не берет. Перехожу ко второй лунке. Тут глубина около двух метров - значит, есть пологий, на пяти-шести метрах, перепад глубин. Течения нет, дно почище, но "чертик" время от времени за что-то цепляет. Играю совсем просто: мелко трясу, медленно опуская и поднимая мормышки. Иногда, когда та или другая мормышка ложится на грунт, делаю паузы.
Вот, к примеру, полежал "чертик на дне" - трясу бусинкой, вспоминаю, как она вчера в свете электрической лампочки суетилась над линолеумом, надеюсь, что получается хоть сколько­нибудь похоже. Пауза. И - удар! Окунь делает у дна круг и сопротивляется поначалу довольно прилично для зимы, но быстро устает и входит в лунку. Я встаю, поднимаю его надо льдом, и здесь он еще раз, напоследок, показывает характер: катается на леске кубарем вокруг лунки. Это очень красиво, и я жалею, что обе руки заняты леской - фотоаппарат не достать. Когда же он оказывается на льду, то сразу выдыхается и обмерзает. Фотографировать уже поздно. Нет, конечно, можно, но уже не то.
- Серега! - зову я и показываю на окуня.
Он поворачивается и говорит только:
- Ну, наконец-то!..
И снова возвращается к ловле.
На что он там клюнул? На "черта". Перенасаживаю, опускаю - и второй окунь сидит на крючках. Еле отцепляю. Тут уж Серега не выдержал, подошел посмотреть. Перенасаживаю - пара минут - подсечка - волоку что-то подо льдом, и на свет появляется метровая травина.
- Понятно... - говорит Серега и возвращается к своей лунке. - Вот, значит, как надо...
Мне тоже понятно: надо как-то поаккуратнее. Опускаю снасть в воду, играю немного и ставлю постоять. Через полминуты кивок дергается, подсекаю - третий пошел! Но уже на бусину...
- Серега! - снова зову я.
Он поворачивается и слегка разводит руками. После четвертого окуня он берется за бур и подходит ко мне:
- Я Вас обурю, если не возражаете?
- Обурите, - говорю, - если это Вас не затруднит.
- Не затруднит, - говорит и вертит лунку на метр ниже моей.
Честное слово, ничего такого хитрого я не делал. Я ловлю зимой так же, как Серега, и столько же, сколько Серега. И это он первый придумал на рыбалку зимой ездить. Я только люблю снасти полегче и течение слабое, а он ловит средними мормышками и к струе поближе. И уже не раз меня облавливал. Делаем одно и то же, да еще в эту рыбалку он вложился побольше моего! А как настраивался? С лета! Где справедливость, спрашивается? Восстановите кто-нибудь!
Наконец он вытаскивает окуня -
совсем небольшого. Э­э... Как-то совсем неловко себя чувствую... А теперь я - еще одного.
- Серега, - говорю, - хочешь, я палкой в эту лунку ткну?
- Не надо, - смеется он, - она, может, одна на всю реку такая.
А что? Очень даже может быть... Вот вчера, например, мы десятка полтора насверлили бестолку, сегодня уже под десяток - и только один окушок из них вышел... Что же за тайна там такая подо льдом? "Ступенька"? Опускаю мормышки у разных краев - нет, дно ровное. В Серегиной лунке, всего в метре, такая же глубина, так же нет течения - и только маленький окунек...
Но вот лунка, как и полагается, "замолчала". Ну и ладно, пойду бродить где-нибудь в окрестностях - под другим берегом, например. Мне, если честно, после первого окуня уже хорошо было. Брожу от куста к кусту, бурю. Серега на заклеванном месте с лунки на лунку пересаживается. Все, больше ничего... Это напоминает нашу последнюю удачную рыбалку на этом же месте. Вот так же пришли, попали на выход окуня, а потом, часов с одиннадцати, брать перестало. Так же потом бродили по кустам, и сорожка под кустами нас выручила...
Я возвращаюсь к Сереге, мы завтракаем, собираемся и идем под кусты в районе сежи. Места там интересные, в берегах много впадин, да и сежа, наверное, подтормаживает течение - есть места, где рыбе задержаться. Ходим, сверлим... Ничего... Надо возвращаться. Где-то после трех часов в прошлый раз был еще один небольшой выход...
Начинаю с эксперимента. Бурю лунку на метр ближе к берегу. Сантиметров на двадцать помельче. Ничего. Теперь в "основной" лунке. Долго не клюет, но все же вымучиваю средненького окунька.
Серега, который сидит на соседней лунке, произносит почти без эмоций:
- Совсем обловил...
Дальше лунка "молчит". Продолжаем эксперимент. Делаю лунку на метр выше по течению. Через минуту садится совсем мелкий окунек. Как Серегин. Значит, метр вправо, метр влево - тоже что-то есть, но меньше. Хорошая лунка всегда попадает в эпицентр...
Ну и для порядка меряю дно в лунке, которую просверлил сегодня третьей, ближе к течению, и в Серегиной, где он поймал окуня. Получается, что рабочая лунка находится посередине очень пологого свала, от метра восьмидесяти до двух двадцати лунки выше, и ниже - на той же глубине. И ничего, кроме песка, насколько я помню по лету, быть не должно. Загадка...
- Серега, ну почему она такая одна за два дня, а?
Вопрос риторический. Серега крошит и кидает хлеб вылетевшей из леса синичке. Синичка пробует хлеб, потом подлетает к лункам и склевывает с них примерзших мотылей.
- Серега, а может, дело в "черте"? Или в бусине? Или в их комбинации?
- Да, есть над чем подумать... Пойдем-ка домой... Темнеет уже...
- Серега, ты на мою удочку полови обязательно! Может, все-таки дело в "чертике"? Или в бусинке? - говорю я на следующий день рано утром на прощание Сереге. Он собирается на рыбалку, неспешно топит печь и заваривает чай.
- Попробую, - отвечает он.
А я открываю дверь и ухожу в темноту. В деревне еще ничего, а вот по трассе хоть с закрытыми глазами иди - без разницы. Нахожу ногами колею и иду наощупь между ее бортиками. Ничего не вижу, мало что слышу, и только ветер время от времени покалывает снежинками лицо. Уезжаю...
Я наловил столько рыбы! Столько рыбы! Я видел следы выдры, тетеревов на березе, и как дикая лесная синица клюет мотыля на лунках!.. И уезжаю. А Серега не только сейчас на рыбалку пойдет, он вообще в отпуске еще две недели! Где справедливость, спрашивается? Нету справедливости... Это я не про выборы или, там, социально-экономическое расслоение в обществе... Ну, вы меня понимаете...

 

Контакты:
Адрес:
Бауманская, 143-д
119424
Москва,
Телефон:+7 264-158-46-51,
Электронная почта: contact@acodijoq.ru Новости России, актуальные на сегодня новости

«Чертик» и лунка